Rambler's Top100
РУБРИКОН
О словаре | О Рубриконе | Помощь | | Русская клавиатура
Англо-русский лингвострановедческий словарь «Американа»
 
WWW.RUBRICON.COM / Англо-русский лингвострановедческий словарь «Американа» / Освоение Нового Света
 
  
«Американа»
ВСЕ ЭНЦИКЛОПЕДИИ
ИНТЕРНЕТ
 
 
 
Освоение Нового Света

Природно-географический очерк

В начале освоения Нового Света редкие и изолированные поселения выходцев из северной Европы располагались вдоль береговой линии Атлантического океана. О том, что где-то на западе, на тихоокеанском побережье и на территории нынешней Мексики существовали испанские миссии, они, разумеется, ничего не знали. С востока три тысячи миль (4,8 тыс. км) грозных вод Атлантики отделяли их от покинутой родины; вглубь континента простирались пугающе бескрайние, неизведанные земли, в основном покрытые лесами.

Манящие просторы

Новая среда обитания была для первых жителей страны источником не только опасности, но и благосостояния. За пределами поселений их жизни угрожали и дикие животные, и многочисленные племена индейцев, чья реакция на неожиданное появление чужеземцев зачастую оказывалась непредсказуемой. Нередко случалось, что кто-то из скаутов-разведчиков отправлялся обследовать ближние и дальние территории и домой не возвращался. Но окружающие леса одновременно и пугали и манили первопоселенцев. Древесина шла на строительство и на топливо, дичи хватало с лихвой, немалый доход приносила продажа в Европу дорогого бобрового, лисьего и других мехов. К тому же, те, кто возвращался из глубин континента, рассказывали невероятные истории о горных вершинах, плодородных долинах, зеленых лугах, полноводных реках и огромных, как море, озерах. И им, и их слушателям богатства и ресурсы Нового Света представлялись неисчерпаемыми. И те, и другие верили: мужеством и тяжелым трудом они сумеют создать истинный рай на земле.

Начало Фронтира — продвижение на Запад

Разные причины толкали европейцев в долгий и опасный путь через океан. Одни ехали за приключениями, другие — за золотом и серебром. Кто-то искал в Америке убежища от тирании и угнетения, для кого-то здесь открывалась возможность свободно исповедывать избранную религию. На все это накладывалось еще и желание расширить свое жизненное пространство. В Европе мало кто из покидавших Старый Свет мог рассчитывать на собственную землю. А здесь ее было сколько угодно — только руку протяни. Приезжавшие волнами переселенцы создавали фермы и гомстеды, пытаясь отвоевать землю у девственных лесов, столь обширных и непроходимых, что расчистка практически любого участка превращалась в победу над дикой природой. Но нередко после вырубки леса и кустарника земля оказывалась каменистой или просто бесплодной. Многим районам Новой Англии (нынешние территории штатов Массачусетс, Мэн, Коннектикут, Род-Айленд, Нью-Хэмпшир и Вермонт) свойственен тонкий почвенный слой, суровые и долгие зимы, короткий вегетационный период, поэтому здесь, а также в некоторых районах штатов Нью-Йорк, Нью-Джерси и Пенсильвания занятие фермерством было слишком трудоемким и приносило одни разочарования. Устав от бесконечной борьбы, многие поселенцы продавали или бросали свои хозяйства и в поисках лучших земель устремлялись на запад.

Более богатыми почвами славился юг (нынешние территории штатов Делавэр, Мэриленд, Вирджиния, Северная и Южная Каролина и Джорджия). Местные красноземы и желтоземы в годы ранней колонизации были чрезвычайно плодородны. Продолжительный вегетационный период, обильные дожди, теплый климат и относительно плоский рельеф — благодаря этим факторам южные прибрежные районы (за исключением отдельных заболоченных участков) идеально подходили для получения некоторых товарных культур: табака, риса, сахарного тростника, кукурузы и хлопка. К середине 1600-х годов стало ясно, что выращивать их наиболее выгодно на крупных землевладениях — плантациях, для обработки которых завозились рабы. Это вынуждало многих мелких фермеров продавать плантаторам свои участки и в поисках лучшей доли перебираться в глубь континента, на запад. По пути к ним присоединялись новые переселенцы из Европы, стороной объезжавшие уже занятые земли.

Однако непрерывное возделывание табака и хлопка на одних и тех же полях приводило к тому, что изначально плодородные почвы истощались, к тому же, из-за частых ливневых дождей возникала эрозия, и во многих районах урожаи резко снижались. Плантаторы боролись с этим весьма просто — они скупали близлежащие земли и снова засевали их монокультурами. Таким образом, крупные владения тоже шаг за шагом расширялись на запад.

Формирование характера

Первым европейцам на американском континенте пришлось обживать огромные пространства. Плотность населения в те годы была чрезвычайно низка; фермы, городки и поселения далеко отстояли друг от друга. К тому же, из-за невысоких урожаев местные фермерские хозяйства были намного больше, чем в Европе. За исключением районов на побережье Атлантики, связь между ними почти отсутствовала. Дорог практически не было, а если и были, то их состояние оставляло желать лучшего. В какой-то степени средствами сообщения служили реки, но использовать их в полной мере мешали пороги и водопады.

Чем дальше в глубь континента продвигались его новые обитатели, тем заметнее становилась разобщенность между ними. В поисках плодородных земель они зачастую обходили стороной большие территории, непригодные, на их взгляд, для создания хозяйства. В результате расстояния между крохотными поселениями исчислялись сотнями миль, нередко одна семья жила в сутках пути от другой. Ясно, что полагаться им тут было не на кого, поэтому все необходимое приходилось делать своими руками, самим придумывать развлечения, создавать собственное искусство, музыку, фольклор, новые формы религии.

В таких условиях и возникло понятие “дух Фронтира” <Frontier Spirit>, зародились специфические черты характера его людей: суровость, выносливость, вера в себя, чуткость к своим, подозрительность к чужим. И еще — нежелание останавливаться на достигнутом и здоровое любопытство.

Конечно, по сравнению с тем, сколько народу в годы освоения американского континента (с начала 1600-х до конца 1800-х гг.) оседало в обжитых районах “там, на Востоке” <“back East”>, на Запад шли лишь единицы. Но влияние Фронтира на молодую нацию было огромным. Его наперебой превозносили политики, о нем слагались восторженные песни и легенды, его героями — Дэниэлом Буном <Daniel Вооnе>, Дэви Крокеттом <Davy Crockett>, Джимом Буи <Jim Bowie> — восхищалось не одно поколение американцев. Историк Фредерик Джексон Тернер <Frederick Jackson Turner> в 1890-х гг. писал, что опыт Фронтира сформировал общеамериканский характер на все последующие времена, а природа, климат и географические условия обусловили мировоззрение общества, его устои и ценности. Сегодня положения Тернера разделяют далеко не все, но большинство историков согласны, что в истории США продвижение Фронтира на запад сыграло решающую роль.

Опыт Фронтира легко прослеживается во всех плюсах и минусах жизненных устоев сегодняшней Америки. Освоение новых земель требовало стойкости характера, изобретательности, веры в собственные силы, духа товарищества. Идеалы равенства здесь всегда были сильнее, чем на обжитых территориях. Именно на западе после Гражданской войны (1861-1865) искали равноправия освобожденные рабы-негры. Здесь они становились ковбоями, шахтерами, фермерами, здесь добивались благосостояния, а некоторые — и славы. В 1869 западная Территория (позднее штат) Вайоминг стала первой точкой на земном шаре, где женщины получили право голосовать и занимать выборные должности.

С природой, однако, дело обстояло хуже. Поскольку ее ресурсы казались неисчерпаемыми, отношение к среде обитания было бездумным и расточительным. Целыми стадами истреблялись буффало — американские бизоны. Неумелое использование сухих плоскорельефных прерий приводило к тому, что в засушливые годы поверхностный слой почвы практически полностью разрушался пыльными бурями. Росло число заброшенных открытых шахт и рудников. Западная граница была столь велика, людей, ее населявших, так немного, что природные богатства представлялись вечными и неистощимыми. Понадобились годы, чтобы американцы осознали необходимость проведения природоохранных мероприятий.

Преодоление барьеров

Освоение западных территорий Северной Америки было скачкообразным. В каждый отдельно взятый период перед ее покорителями возникали те или иные преграды: географические, социальные, политические. В 1700 г. англоязычные поселенцы обживали побережье Атлантики — от юга Мэна до Южной Каролины. Чаще всего они строились милях в 50 (80 км) от океана, но отдельные смельчаки уходили дальше и размещались по берегам приливных рек. Этот период получил название “заселение Полосы приливов” <tidewater phase of settlement>. В последующие 50 лет были разведаны и заселены плодородные долины рек Новой Англии, а также река Мохок на севере нынешнего штата Нью-Йорк. Выходцы из Филадельфии расчищали дубовые леса в Пенсильвании и на образовавшейся зеленой холмистой равнине создавали фермерские хозяйства.

Довольно удачно шло освоение речных долин в Вирджинии, несколько труднее — в обеих Каролинах и Джорджии. В 1760-х гг. на пути покорителей континента встал первый крупный природный барьер — горы Аппалачи, тянущиеся с севера на юг практически параллельно линии атлантического побережья. Добравшись до подножья хребта, поселенцы обнаружили, что идти дальше по рекам, текущим с запада на восток, невозможно из-за порогов и водопадов, и, таким образом, продвижение на запад на несколько лет приостановилось.

В 1775 г. исследователь Д. Бун (1734-1820) с группой лесорубов проложили через естественный проход в Аппалачах — Камберлендский перевал <Cumberland Gap> — “Дорогу диких мест” <Wilderness Road>, которая позволила поселенцам на лошадях и мулах, со скотом и скарбом двигаться на запад, на плодородные земли нынешних штатов Кентукки и Теннесси.

В период 1776-1783 гг. 13 американских колоний, восстав против господства Великобритании, образовали Соединенные Штаты Америки и выиграли Войну за независимость <Revolutionary War, War of Independence>. Война закончилась Парижским договором 1783 г., по которому западные границы нового государства устанавливались по реке .Миссисипи, берущей начало у границы с Канадой и впадающей в Мексиканский залив <Gulf of Mexico> в районе порта Новый Орлеан. После революции стремление на запад разгорелось с новой силой, и американцы бросились осваивать земли за горным массивом Аппалачей. От форта Питта (нынешний Питтсбург) до берегов Миссисипи они добирались по реке Огайо — одной из основных транспортных артерий тех лет.

За пределами Миссисипи

На протяжении некоторого времени естественной преградой в продвижении на запад были полноводная Миссисипи и огромная, совершенно неисследованная Территория Луизиана <Louisiana Territory>. В XVII — середине XVIII веков Луизиана была собственностью Франции, затем, в 1762 после Войны с французами и индейцами <French and Indian War> она перешла к Испании, а в 1800 г. была опять возвращена Франции. В 1803 г. специальные посланники президента Джефферсона <Thomas Jefferson> в результате переговоров приобрели ее у императора Наполеона. Благодаря покупке Луизианы <Louisiana Purchase>, простиравшейся от канадской границы на севере до Мексиканского залива на юге, от Миссисипи на востоке до Скалистых гор <Rocky Mountains> на западе, территория США увеличилась чуть ли не вдвое. Ныне на ее месте целиком или частично расположены штаты Луизиана, Арканзас, Оклахома, Канзас, Миссури, Колорадо, Небраска, Айова, Южная и Северная Дакота, Миннесота, Вайоминг и Монтана.

Море травы

По договору о покупке Луизианы к США отошел большой своеобразный регион, известный как Великие равнины <Great Plains> или прерии <Western Prairies> — плоское или слегка холмистое плато, покрытое высокой травой. Ни деревьев, ни кустарников, ни голых скальных пород здесь в начале 1800-х гг. не было, поэтому исследователи тех лет назвали эти места “морем травы” <“а sea of grass”>.

В основном климат Великих равнин суше, чем к востоку от Миссисипи. Количество осадков составляет 40 дюймов (103 см) в год на востоке и менее 18 дюймов (46 см) на западе. Лето очень сухое и жаркое — до 110 гр. по Фаренгейту (44 гр. по Цельсию), Если и бывают дожди, то чаще всего в виде грозовых ливней. Таким образом, огромные участки страдают то от засухи, то от затоплений. Весна и осень в этих местах, как правило, коротки. Зимы, особенно в Монтане, обеих Дакотах, Вайоминге, Небраске, Айове и Миннесоте чрезвычайно холодные — до —40 гр. по Фаренгейту (-40 гр. по Цельсию). Нередки мощные снежные бураны со шквалистыми ветрами.

Великие равнины в те годы были слабо населены — здесь только охотились отдельные индейские племена: сиу <Sioux>, пауни <Pawnee>, команчи <Comanche> и шайенны <Cheyenne>. В отличие от восточных, южных и западных индейцев, эти племена вели кочевой образ жизни и земледелием не занимались. Они жили охотой, преимущественно на бизонов, и перемещались по бескрайним просторам вслед за стадами. В течение примерно 40 лет после покупки Луизианы белые американцы не стремились заселять новую территорию — через Великие равнины они прокладывали путь к более заманчивым землям, на тихоокеанское побережье.

От моря и до моря

Европейские поселения в Калифорнии появились задолго до того, как белые узнали о существовании Великих равнин. Их строили испанские миссионеры, солдаты, купцы, приходившие сюда с юга, из тех районов, где сегодня находится граница с Мексикой. Это были Сан-Диего, Лос-Анджелес, Санта-Барбара, Сан-Луис-Обиспо, Монтерей и, наконец, Сан-Франциско. Однако берега Тихого океана исследовали не только испанцы, но и англичане, русские, а позднее и американцы. Всех их восхищали прекрасные естественные гавани, высокие горы, плодороднейшие долины и почти идеальный климат. В 1778 г. английский мореплаватель Джеймс Кук (1728-1779) провел разведку северной части побережья от Сан-Франциско до Аляски. Его матросы обнаружили, что шкурка морской выдры (калана) , купленная у северо-западных индейцев примерно за 2 доллара, в Китае стоила 100 долларов. Это побудило англичан, а затем и американцев открыть здесь несколько торговых постов (факторий) <trading post>.

Свои интересы в регионе имела и Российская империя. В 1741 г. датчанин Витус Беринг, находившийся на службе царя, исследовал берега Аляски и Алеутские острова. Так здесь появились русские поселения и фактории, откуда российские корабли плавали в Калифорнию для лова тюленей и морской выдры.

Территория, простиравшаяся от Тихого океана до Скалистых гор и от Калифорнии на юге до Аляски на севере, получила название Орегонских земель <Oregon country>. В 1803 г. на нее претендовали Испания, Россия, США и Великобритания. Хотя Аляска принадлежала России, а Калифорния — Испании, позиции англичан и американцев в Орегоне были сильнее. И у тех, и у других здесь имелись торговые фактории. В 1793 г. английский купец Александер Маккензи проложил сюда путь из Канады. Эта и другие сухопутные экспедиции открывали внутреннюю часть Орегонских земель Великобритании. Не слишком отставали от нее и США — в ноябре 1805 г. на орегонское побережье добралась экспедиция М. Льюиса (1774-1809) и У. Кларка (1770-1838) <Lewis and Clark Expedition>, которая началась у берегов Миссисипи и длилась два с половиной года.

Вслед за Льюисом и Кларком изысканиями новых путей на запад занялись охотники и трапперы <trapper>. Они в основном осваивали проходы и перевалы Скалистых гор в Калифорнии а на Орегонских землях, за что и получили прозвище “маунтинмены” <mountain men> — жители гор. В освоении западных пространств Америки их роль была чрезвычайно велика. В начале XIX в. Россия и Испания отказались от притязаний на Орегон. В 1818 г. англичане и американцы договорились о совместном управлении территорией: в том же году между США и Британской Северной Америкой (нынешняя Канада) была образована граница, проходившая по 49-й параллели от Великих озер до Орегонских земель (восточных склонов Скалистых гор).

В 1819 г. по договору с Испанией были установлены границы между США и испанскими владениями в Мексике, которые распространялись на огромный регион нынешних штатов Техас, Аризона, Юта, Невада, Нью-Мексико, Калифорния и части Колорадо, Идеологическим обоснованием продвижения на Запад и освоения пространства от Атлантического до Тихого океана служила доктрина о “божественном предопределении” <Manifest destiny> американского народа.
Однако Калифорния принадлежала Мексике, и поэтому в США сложилось мнение, что контроль над тихоокеанским побережьем проще всего установить за счет полного подчинения Орегонских земель. В 20-30-е гг. XIX в. у англичан здесь было гораздо больше поселений и торговых постов, и в связи с этим многие политические деятели США опасались, что Британия может оказаться единоличной владычицей территории. Потребовалось немало сил, чтобы убедить американцев в перспективности заселения Орегона. Добираться туда поначалу приходилось на кораблях чрезвычайно утомительным, опасным и дорогостоящим маршрутом: от берегов Атлантики, вокруг Южной Америки, через бурный Магелланов пролив и далее на север, к тихоокеанскому побережью. В 1832 г. переселенцы освоили сухопутный маршрут, который начинался в г. Индепенденсе на р. Миссури и извилистым путем длиной в 2 тыс. миль (3,2 тыс км) выводил их в Орегон. Этот маршрут получил название Орегонской тропы <Oregon Trail>, хотя никакой единой дороги по нему проложено не было — он лишь определял направление движения через Великие равнины и указывал речные броды и доступные горные перевалы. Путь этот был не менее трудным и опасным, чем морской, и тысячи переселенцев гибли в наводнениях, снежных буранах, степных пожарах, от засухи, несчастных случаев, болезней и в столкновениях с враждебными племенами индейцев.

В 1843 г. “орегонская лихорадка” охватила многие районы США. Люди продавали или бросали ставшие бесплодными земли, собирали свои нехитрые пожитки и отправлялись на запад. Вскоре в Орегоне их стало больше, чем англичан. Часть американских переселенцев были готовы довольствоваться половиной Орегонских земель, к югу от 49-й параллели, однако большинство требовало их целиком, до 54 градуса 40 минут северной широты, что породило знаменитый лозунг “54-40 или война” <“Fifty Four Forty (54-40) or fight”>.

В 1844 г. президентом США стал Джеймс Полк <James K. Polk>, горячий приверженец доктрины “божественного предопределения”. В инаугурационной речи в 1845 г. он заявил, что “притязания американцев на всю территорию Орегонских земель обоснованны и бесспорны”. Война между двумя странами казалась неизбежной. Но в 1846 г. министр иностранных дел Великобритании лорд Абердин предложил американцам часть Орегона к югу от 49-й параллели. В условиях назревавшего военного конфликта с Мексикой президент Полк решил, что война на два фронта стране не под силу, и предпочел согласиться. 15 июня 1846 г. южная часть Орегонских земель (территория нынешних штатов Вашингтон, Орегон, Айдахо и частично Монтаны и Вайоминга) была присоединена к США.

Техас и юго-запад

К началу 1830-х гг. американцев в мексиканской провинции Техас проживало больше, чем мексиканцев, и стремление обрести независимость было очень велико. Особенно оно усилилось в 1833 г., когда генерал Антонио Лопес де Санта-Ана, совершив государственный переворот, провозгласил себя диктатором всей Мексики. Он наложил запрет на переселение в Техас из США и обложил непомерными налогами уже проживавших здесь американцев. В ответ техасцы восстали и в октябре 1835 г. объявили о создании Республики одинокой звезды <Lone Star Republic>, На начальном этапе революции новая республика терпела одно поражение за другим, однако позднее техасцы сумели создать небольшую, хорошо обученную армию, и под командованием С. Хьюстона <Samuel Houston> в ходе сражения при Сан-Хасинто <Battle of San Jacinto> 21 марта 1836 разгромили значительно превосходившую их мексиканскую армию. Генерал Санта-Ана попал в плен, и независимость была завоевана. Однако к независимости стремились далеко не все жители Техаса, многие требовали присоединения к США, на что американские власти отвечали вежливым отказом. Но когда в техасских правительственных кругах усилились пробританские настроения, у многих американцев возникли опасения, что между новой республикой и Британской Северной Америкой могут установиться слишком тесные связи. Так в 1845 г. Техас стал американским штатом.

Мексика отказалась признать законность этой акции, что привело к отдельным набегам на территорию Техаса и незначительным пограничным конфликтам. Но 24 апреля 1846 г. 1600 мексиканских солдат взяли в окружение и убили 63 американцев на землях, которые Техас считал своими. Президент Полк запросил у Конгресса разрешение объявить войну Мексике и получил его. Войну Мексика проиграла, и ее столица была занята американскими войсками. В Америке зазвучали голоса, требовавшие захвата всей страны. Но Полк на это не пошел: он был готов ограничиться тем, что Техас признавался частью США, а также покупкой Калифорнии и Нью-Мексико. По мирному договору, подписанному 2 февраля 1848 г., границы между Мексикой и Техасом устанавливались по реке Рио-Гранде, а за 18 млн. 250 тыс. долларов Мексика уступала США огромные территории Калифорнии и Нью-Мексико (нынешние штаты Калифорния, Невада, Юта, Аризона и Нью-Мексико).

За пределами континентальных Соединенных Штатов <contiguous states> в 1867 г. у России была куплена Аляска, а в 1868 г. присоединены Гавайские острова. Статус штата обе эти территории получили в 1959 г.

Фермеры и скотоводы

В 1848 г. в Калифорнии было обнаружено золото, о чем большинство американцев узнало в 1849 г. Началась “золотая лихорадка” <“gold rush”>. Население Калифорнии выросло с 15 тыс. человек в 1848 г. до 260 тыс. в 1852 г. Хотя территория США в конце 1840-х годов простиралась от одного океана до другого, огромные районы между долиной Миссисипи и западной частью Скалистых гор были по-прежнему незаселены. Для тысяч американцев, хлынувших в Калифорнию и Орегон, эти земли оставались опасным и трудным перевалочным путем на запад, и желания осесть здесь у них не возникало. Однако в 60-х годах положение изменилось. Все дальше в сторону Тихого океана продвигалось строительство железной дороги, которая в перспективе должна была связать оба океанских побережья, и многие поняли преимущества выращивания “в море травы” — на Великих равнинах — дешевого скота и его доставки в восточные штаты по железной дороге. Стада здесь содержались на вольном выпасе и раз в год сгонялись ковбоями. Создавались крупные ранчо, вдоль железной дороги возникали небольшие городки. Одновременно происходило массовое истребление бизонов.

Разумеется, индейцы Равнин <Plains lndians> не желали мириться с вторжением белого человека в их среду обитания и уничтожением основного объекта охоты — бизонов. Боролись они отчаянно и даже выигрывали отдельные сражения. Но сила с самого начала была не на их стороне, и к концу 19 в. многие племена были разбиты и переселены в государственные резервации.

Когда Великие равнины были очищены от индейцев и бизонов, сюда начали стекаться мелкие фермеры, привлеченные возможностью получить земельные наделы — гомстеды <homestead>. С 1862 и вплоть до 1900 гг. власти США, желая ускорить заселение региона, выделяли по 160 акров (65 га) каждой семье, которая соглашалась на пять лет поселиться в этих местах и обрабатывать землю. Наделы распределялись бесплатно, надо было только уплатить небольшую сумму за регистрацию.

Из-за разного образа жизни отношения между фермерами и скотоводами не сложились с самого начала. Для владельцев ранчо и ковбоев создание гомстедов представлялось пустой тратой хорошей пастбищной земли. Нередко привыкшие к свободе стада поедали и вытаптывали фермерские посевы. В ответ фермеры начали огораживать участки колючей проволокой, что лишь подливало масла в огонь, особенно если за забором оказывались источники воды. Со временем они, конечно, научились жить не мешая друг другу, но их совместное пользование землей практически разрушило почвенный покров. В отличие от бизонов рогатый скот выщипывал траву чуть ли не до корней. Обработка сельскохозяйственных угодий в прериях требовала огромных усилий. Из-за неправильной вспашки обнажался поверхностный слой и в засушливые годы почти полностью выдувался ураганными ветрами. Особенно частыми пыльные бури стали после длительной засухи 1930-х годов.

И тогда снова по старой традиции жители южных равнинных штатов начинали сниматься с насиженных мест и уходить на запад. Но эпоха Фронтира подошла к концу. Свободной земли в стране больше не было. И многим из тех, кто переезжал в Калифорнию из зоны пыльных бурь <dust bowl>, приходилось довольствоваться сезонной работой на сборе фруктов.

Охрана природных ресурсов

Опыт Фронтира наделил американцев специфическими чертами характера. Он привил им независимость, изобретательность, веру в собственные силы — с одной стороны, но с другой, к сожалению, — бездумное и варварское отношение к природе. Земли, воды, лесов, диких животных было так много, что казалось хватит на все последующие времена. Очень долго считалось, что отработавшую землю проще и дешевле бросить, чем вернуть ей плодородие. К счастью, так думали не все. Еще в первые годы освоения континента многие американцы призывали сохранять леса, реки и озера и бережно пользоваться землей. Горячим сторонником охраны природных ресурсов был молодой Дж. Вашингтон <George Washington>, служивший в Вирджинии землемером.

С особой остротой проблема охраны природных ресурсов встала в середине 1800-х годов. Исчезали не только бизоны, но и другие дикие животные: волки, странствующие голуби, морские котики, морская выдра. Из-за непрерывной вырубки и пожаров гибли леса. Реки и озера были забиты и загрязнены отходами лесозаготовительной и рудной промышленности. Многие натуралисты и естествоиспытатели призывали американское правительство и народ спасти природные богатства страны. Наиболее мощный голос принадлежал Джону Мьюру <John Muir> (1838-1914), выходцу из Шотландии, который пешком исходил чуть ли не все тихоокеанское побережье, изучая и описывая природные чудеса своей приемной родины. Благодаря его природоохранной деятельности правительство начало выделять участки земли под национальные парки <national park>. В живописной калифорнийской долине среди утесов и отвесных скал был создан Йосемитский парк <Yosemite National Park>, где сохраняется редчайшая флора региона и прежде всего — уникальные гигантские секвойи. Йосемитский парк стал национальным в 1890 г., но он не был первым. Старейший американский национальный парк — Йеллоустонский <Yellowstone National Park>, занимающий территорию в 2,25 млн. акров (1 млн. га), появился в 1871 г.

Президент Т. Рузвельт <Theodore Roosevelt>, который знал и любил прекрасные бескрайние просторы американского Запада, начал уделять внимание охране природы сразу же после вступления в должность в 1901 году. Одним из наиболее крупных достижений его администрации стало выделение значительных средств на проведение природоохранных мероприятий. После 1901 г. многие парки и леса были объявлены заповедниками, и для управления ими в 1916 была образована Служба национальных парков <National Park Service>. По примеру США системы национальных парков начали создаваться и в других странах мира.

Сохранением животного мира, почвы и воды, управлением рыбными ресурсами сегодня занимаются частные и государственные организации. Но хотя большинство американцев вполне прониклось этой идеей, в стране продолжаются споры по поводу установления разумного баланса между необходимостью охранять природу и осваивать ее запасы, что является условием для повышения национального благосостояния и обеспечения энергетической самостоятельности.

Начиная с 1880 года правительство разрабатывало многочисленные программы по мелиорации подвергшейся эрозии земли. Фермерам помогали покупать или изготовлять небольшие ветряные установки, чтобы получать воду для полива из глубинных скважин. Позднее для этих целей на реках строились плотины и ирригационные каналы. Выводились морозо- и засухоустойчивые сорта пшеницы, опробовались методы контурной вспашки (с учетом рельефа поля) и чередования культур. Сравнительно недавно был разработан беспахотный способ посева, при котором почвенная эрозия уменьшается за счет того, что часть урожая остается на полях. Затем вместо обычной вспашки в почве пробиваются мелкие отверстия, куда и высеваются новые семена.

Начальному этапу освоения гигантских западных просторов США было свойственно весьма потребительское и расточительное отношение к окружающей среде. Однако позже природоохранные идеалы прочно укоренились в сознании американцев. Они стали пионерами в области создания огромных национальных парков и лесов, и их опыт сегодня заимствуется во многих странах мира.




Michael Cusack. Geography and Environment. The United States Information Agency, 1986
Перевод О. Тархановой
 
 
------- ------- -------- ------- -------- -------- -------- -------- -------- -------- -------- ------- -------
 

© 2001 - 2011 Russ Portal Company Ltd.
© 1996 - 2002 Г.В. Чернов и коллектив авторов
© 2001 - 2002 М.В. Васянин. Изменения и дополнения
Все права защищены

Рубрикон | О словаре | О Рубриконе | Помощь |
Rambler's Top100